г. Омск, ул. Ленина, 23A+7 (3812) 31-47-47

Отклики в прессе

2017

Заседание краеведческого лектория на тему «Загадки Омской археологии»

Последние Новости Омска и Омской области | БК55

Музейщики ответили на обвинения в том, что прячут черепа инопланетян, найденные археологами

А также поведали, что строители первой Омской крепости играли в бабки и носили стельки из бересты.

С докладом на тему «Загадки омской археологии» сегодня в Омском историко-краеведческом музее выступила его старший научный сотрудник Ирина Федотова. По собственному признанию, в своем рассказе она постаралась ответить на самые часто задаваемые вопросы омичей по поводу археологических раскопок на территории Омска и Омской области.

Как давно здесь живут люди? Бухгольц и его соратники были далеко не первыми, кому это место показалось привлекательным для жизни. На территории слияния Оми и Иртыша люди начали селиться, как полагает омский исследователь Борис Коников, со времен среднего каменного века.

«Омская стоянка» – это целый комплекс археологических памятников, который протянулся вдоль Иртыша, от Ленинградского моста до Большой Островки. Там были найдены остатки жилищ, древних захоронений, ремесленных мастерских. В ОГИК музее хранятся тысячи найденных там предметов.

Еще одно интересное место – городище Большой Лог, расположенное в пределах Центрального района Омска. Интересно, что этот памятник кулайской культуры открыл школьник Игорь Калугин. Кстати, площадь городища в два раза больше, чем площадь первой Омской крепости.

Были ли на территории Омской области человеческие жертвоприношения? Да, этим занимались как раз кулайцы. Они не только были охотниками и рыболовами, изготавливали бронзовые изделия, были хорошо вооружены. Известно и о том, что для их культуры были характерны ритуальные убийства. Доказательства этого археологи обнаружили при исследовании городища Большой Лог.

Чью могилу нашли при реконструкции Пригородного вокзала? Это была могила воина одного из тюркских племен. Находка редкая, так как находится сильно севернее тех мест, где обитали представители подобной культуры. Все, что было найдено там: останки человека, наконечники стрел, пряжки и другие предметы – было бережно перевезено в музей.

Осталось ли что-нибудь от Первой Омской крепости? До наших дней ни одной постройки не сохранилось. Даже раскопок здесь практически не вели, потому что это самый центр города и вокруг плотная застройка. Однако при прокладке трамвайных путей была обнаружена пушка 18 века, она сейчас выставлена в музее. А в 2015 году во время раскопок в сквере им. Борцов революции археологи нашли подходящее к этой пушке ядро – его можно увидеть на соседней витрине.

Также были найдены игральные бабки, что говорит о том, что этой игрой увлекались обитатели Первой крепости. А стельки для обуви, что интересно, казаки делали из бересты. В 2016 году раскопки были прерваны из-за празднований юбилея города, но возможно, они еще возобновятся.

Чем удивил весь мир наш Homo Sapiens из Усть-Ишима? Бедренная кость, которую в 2008 году на севере Омской области нашел косторез Николай Перистов, взбудоражила ученый мир, так как оказалась принадлежащей самому древнему человеку на территории Западной Сибири. Радио-углеродный анализ, проведенный в Оксфордской лаборатории, установил, что этот человек жил 45 тысяч лет назад. А ведь ранее считалось, что первые люди появились здесь 14,5 тысяч лет назад.

Этот человек, молодой мужчина, появился на свет вскоре после того, как неандертальцы скрестились с кроманьонцами. Доля неандертальской ДНК у него гораздо выше, чем у современных людей. Кость из Усть-Ишима находится сейчас в Антропологическом музее в Тюмени, она и дальше будет исследоваться учеными.

В этом месте Ирина Федотова передала слово директору Омского музея просвещения Игорю Скандакову, чтобы он ответил на последний каверзный и часто задаваемый вопрос «Почему музейщики не показывают вытянутые черепа инопланетян, найденные археологами?».

Черепа так называемых «яйцеголовых» людей Игорь Скандаков обнаружил на раскопках в Усть-Таре. В экспедициях 1990-1994 гг. среди прочих находок одна за одной были обнаружены 7 могил пятого века, в которых были похоронены женщины с деформированными черепами.

«Пришельцы из космоса здесь не при чем, – утверждает Скандаков. – Такую форму черепа можно получить, если с младенчества человеку особым образом туго бинтовать голову. Эта традиция, скорее всего, была принесена на территорию Омского Прииртышья во время Великого переселения народов гуннами. Мы знаем, что традиция так деформировать черепа была у разных народов. У гуннов такая форма черепа означала человека высокого происхождения, принадлежащего к правящей верхушке».

Интересно, что 6 из 7 женщин с деформированными черепами, чьи захоронения обнаружил Игорь Скандаков, были очень солидного для средних веков возраста – около 50 лет. Причем у них сохранились хорошие зубы, что говорит о разнообразном и качественном питании. Обеспечить такие условия жизни в сибирской тайге в пятом веке было непросто.

Были ли они правительницами или шаманками? Вряд ли, слишком простые захоронения – никаких богатств, только разной формы сосуды с самым обычным орнаментом. Кстати, увидеть яйцеобразный череп в Музее просвещения и задать все вопросы можно без проблем.

Оригинальная статья

 

Заседание Краеведческого лектория на тему «Правда о Гасфорде, его женах и не только: новое о старом боевом генерале»

Коммерческие вести — информационный портал

Любочка или Надечка?

Историк Петр ВИБЕ выступил с инициативой увековечить память сибирского генерал-губернатора Густава ГАСФОРДА

Сергей НАУМОВ

6 марта в Омском государственном историко-краеведческом музее прошло очередное заседание краеведческого лектория, организованного Омским региональным отделением Союза краеведов России. В прошлом году председатель Омского отделения, директор музея Петр ВИБЕ подверг критическому анализу исторический сюжет о том, что царь Петр I якобы отдавал личное распоряжение об уничтожении Омской крепости в 1722 году. Нынешний доклад, заявленный как «Правда о Гасфорде, его женах и не только: новое о старом боевом генерале», по сути, стал продолжением деятельности историка по деконструкции наиболее укоренившихся в общественном сознании городских мифов.

Свое выступление Петр ВИБЕ начал с использования в качестве эпиграфа высказывания американского президента Джона Кеннеди: «Самым лютым врагом истины зачастую является не ложь — умышленная, наглая и злостная, а миф — стойкий, убедительный и нереальный». Процитировав весьма далекого от омской действительности исторического персонажа, ВИБЕ далее перешел к краткому обзору научной и популярной литературы о жизни генерал-губернатора Западной Сибири в 1851-1861 годах Густава ГАСФОРДА и деятельности сибирских губернаторов в целом. Докладчик отметил, что, до того как он приступил к этой теме, «даже не мог представить, каким количеством мифов и откровенных несуразиц овеяна личность Густава Гасфорда».

В советские годы генерал-губернаторы были фактически вычеркнуты из истории. Историки и краеведы тех лет редко писали про «царских сатрапов» в своих сочинениях, а немногочисленные упоминания в краеведческой литературе сводились к пересказу откровенно анекдотичных фактов. Автор известной почти каждому омичу, многократно переизданной книги «Омск. Очерки истории города» Мария ЮРАСОВА писала: «Гасфорд, его предшественник Горчаков и другие омские прави...

Оригинальная статья

Региональное информационное агентство «Омск-информ»

В Омске показали неизвестное фото третьей жены губернатора

Уникальный снимок супруги губернатора сейчас находится в частной коллекции. Широкой общественности изображение было показано впервые.

Сегодня, 6 марта, в преддверии Международного женского дня Омский государственный историко-краеведческий музей показал уникальную фотографию, на которой изображена Надежда Гасфорд – третья, она же, пожалуй, и самая любимая жена генерал-губернатора Западной Сибири Густава Гасфорда. Современным омичам этот государственный деятель известен благодаря его жене, скульптурное изображение которой установлено на Любинском проспекте.

До сегодняшних дней сведений о внешности как самого генерал-губернатора, так и его жен сохранилось крайне мало. О фотографиях и вовсе приходилось только мечтать. Но, как говорится, кто ищет, тот обязательно найдет. Директору краеведческого музея Петру Вибе повезло. На сайте одного из московских аукционов он увидел лот – фотографию Надежды и Густава Гасфордов. Это, пожалуй, единственная фотография супружеской четы.

Практически каждый омич знает историю второй жены генерал-губернатора Любови Федоровны (была младше мужа более чем на 30 лет, по приезде в Омск заболела чахоткой и умерла спустя год в возрасте 23 лет). А вот кем была его третья жена, для многих остается загадкой. Надежда Николаевна, оказывается, приходилась племянницей знаменитой Любочки, и Гасфорд женился на ней спустя два года после смерти второй жены. Девушка, которой, по некоторым данным, было от 18 до 23 лет, пришлась по душе генералу. Она была замечательной поэтессой и его «боевой подругой». Но многие современники Густава Гасфорда удивлялись и не понимали, зачем он берет молодую жену почти во все свои поездки. В своем счастливом браке они прожили 20 лет.

Полюбоваться на фото супругов Гасфордов омичам, к сожалению, не удастся. Как уже говорилось, оно было выставлено на аукционе и сейчас находится в частной коллекции. Кто нынешний владелец фотографии, остается неизвестным. Но сделанный скрин с сайта аукциона дает нам уникальную возможность увидеть лица этих людей.

Оригинальная статья

Современный портал Омска - om1.ru

Омскую Любочку будут звать Наденькой

Накануне 8 Марта омские краеведы решили восстановить справедливость и доказать, что главный омский памятник может называться иначе.

Перед праздником директор Омского историко-краеведческого музея решил провести публичную лекцию и научно обосновать, что знаменитая Любочка заслуживает носить другое имя.


Этот памятник, уже ставший символом города, посвящён молодой супруге генерал-губернатора Западной Сибири Густава Христиановича Гасфорда.

— О самом Гасфорде ходит очень много мифов. Путаница начинается с того, как правильно писать его фамилию и каким правителем он был. Одни считали его тираном и самодуром. В пример приводят такой эпизод, что якобы однажды он заставил играть духовой оркестр в сорокаградусный мороз, а тех, кто не справился, хотел прогнать через строй, но даже воспоминания современников не всегда объективны, — поясняет директор ОГИК Пётр Вибе. — В историю он вошёл как один из самых мудрых сибирских правителей, при котором к России была присоединена обширная территория, где сейчас находятся города Бишкек и Семипалатинск. В Омске под его руководством началось пароходство на Иртыше, массовая посадка деревьев и строительство многих исторических зданий.

Ещё больше мифов связано с его женой. Был зафиксирован даже такой:

— О Любе говорили как о крепостной крестьянке удивительной красоты, которую Гасфорд целыми днями держал дома, и только вечерами выпускал погулять в рощу, — продолжает Пётр Вибе.

Но в народной памяти Любочка осталась главным образом как добрая кроткая женщина, которая подолгу сидела в роще, выслушивала горожан и как могла помогала всем бедным и больным.

 

Однако историки в этом сильно сомневаются. Любовь Фёдоровна приехала в Омск вместе с мужем, но буквально через год умерла от чахотки. За это время она вряд ли бы успела сделать столько добрых дел. Достоверно известно о ней только то, что она была младше Гасфорда на 35 лет, а выдающихся поступков история не зафиксировала. Народная молва о них могла быть основана на том, что сделала для Омска другая жена Гасфорда — Надежда, на которой он женился спустя два года после смерти Любови Фёдоровны.

— Надежда Николаевна приходилась племянницей Любови Фёдоровне. В 1854 году она уже была в Омске, с ней Гасфорд прожил почти двадцать лет, до самой своей смерти. Известно, что он брал с собой Надежду Львовну во все дальние поездки, например, в Семипалатинск— рассказал на публичной лекции Пётр Вибе.

Теперь краеведы знают точно и то, как выглядела Надежда Гасфорд. Уникальный снимок, где она изображена вместе со своим супругом, им удалось найти на одном из московских электронных аукционов. Само фото датировано 1855 годом. Оно представляет интерес для коллекционеров как образец одной из первых русских фотографий.

 

Однако сам оригинал приобрести не удалось. Скорее всего, он достался частному коллекционеру. Зато в распоряжении омичей есть электронная версия. Впервые она была представлена широкой публике во время лекций. Ранее краеведы обнаружили и фото Любы Гасфорд. Теперь оно хранится в архиве музея.

Когда создавался сам памятник Любочке, никакого исторического изображения жён Гасфорда в распоряжении скульпторов не было. Своё произведение Сергей Норышев создал, опираясь на некий собирательный образ благородной дамы тех лет.

Несколько фактов о Надежде Гасфорд:

О Надежде Николаевне достоверно известно немного:

  1. Происходила из старинного дворянского рода Львовых.
  2. Точный возраст не известен. Одни считают, что она вышла замуж за 60-летнего генерал-губернатора, когда ей было 17 лет, другие — 23 года.
  3. Занималась благотворительностью.
  4. По её инициативе для воспитания и обучения сирот был основан приют «Надежда».
  5. Организовала школу для девочек, которая потом стала первой женской гимназией.
  6. Пережила мужа всего на два года.

Оригинальная статья

Вечерний Омск

Правда о Гасфорде


В Омском историко-краеведческом музее готовится брошюра из цикла «Мифы и загадки омской истории».

Это вторая брошюра данного цикла. Предыдущая была посвящена Петру I и его роли в основании Омской крепости. Тема будущей – генерал-губернатор Западной Сибири Г. Х. Гасфорд и его окружение. О содержании книги рассказал на очередном заседании краеведческого лектория её автор, доктор исторических наук, директор Омского историко-краеведческого музея Пётр ВИБЕ.

Как ни странно, об одной из самых ярких фигур в омской истории генерал-губернаторе Западной Сибири Густаве Христиановиче Гасфорде больше вспоминают в связи с образом Любы – его рано умершей жены. Тем не менее годы его правления (1851 –1860) современники называют золотым десятилетием. Конечно, находилось и довольно много сплетников, пытавшихся очернить имя генерала. О легендах и исторических фактах, о непонятных моментах, вплоть до спорности написания фамилии (с буквами «т», «д», и даже «дт» на конце), и рассказал в докладе «Правда о Гасфорде, его жёнах и не только: новое о старом боевом генерале» Пётр Вибе.

Спасти рядового Достоевского

Что бесспорно – это то, что Гасфорд был выдающимся военачальником, участником всех знаменитых кампаний первой половины XIX века (о чём гласит его внушительный послужной список). В Западной Сибири в период правления Гасфорда состоялось присоединение обширных территорий, проведены крупные административные реформы, велась активная застройка Омска, а также и его озеленение. Но в оценке человеческих качеств губернатора мнения очевидцев разнятся: его называют добрейшим человеком и самодуром, покровителем наук и тупицей, бескорыстным служакой и тщеславным завистником, прекрасным семьянином и «неугомонным шалуном и проказником». Бытует анекдот о том, что Гасфорд едва ли не хлопотал об установке памятника самому себе. Памятник при жизни ему был действительно поставлен, но абсолютно без какой-либо инициативы с его стороны. Каменную колонну возвели в Обдорске (нынешний Салехард) в честь сибирского генерал-губернатора местные жители в благодарность за то, что он приструнил их начальника. Кстати, это было первое каменное сооружение в городе.

Густав Христианович поучаствовал в судьбах многих людей, в том числе Ф.М. Достоевского. В 1855 году он ходатайствовал перед императором Александром II о переводе рядового 7-го линейного батальона Достоевского в унтер-офицеры, дабы поощрить его «хорошее поведение, усердную службу и глубокое раскаяние в заблуждении молодости», а в 1856 году – о производстве в прапорщики и последующей отставке (1858). По сути, Гасфорд спас великого писателя.

Любовь и Надежда

Легендами окутаны и образы жён Г.Х. Гасфорда, особенно второй супруги Любови Николаевны. Утверждают, что в честь её была названа роща, которая росла на месте нынешнего Любинского проспекта, собственно, сам проспект, и деревня Любино. Кто-то называет её сибирячкой, кто-то – крепостной, благодаря своей красоте ставшей женой губернатора. Последнее, конечно, чистые домыслы, как и история, разворачивающаяся в спектакле Омского музыкального театра «Любина роща».

Мало кто знает, что у Г.Х. Гасфорда после смерти Любови Фёдоровны была третья жена – Надежда Николаевна, происходившая из того же рода Львовых и доводившаяся племянницей автору гимна «Боже, царя храни». Она прожила в Омске дольше своей предшественницы. Очевидцы вспоминают, что при ней в городе ожила светская жизнь. Надежда Николаевна активно занималась благотворительностью, она организовала сиротский приют «Надежда», из которого выросла потом первая женская гимназия. Во время любых, даже самых дальних поездок она сопровождала мужа и во всём поддерживала его. К сожалению, изображения Надежды Николаевны не сохранилось. И вот несколько лет назад на одном из антикварных сайтов появился лот – фотография «Супруги Н.Н. и Г.Х. Гасфорд».

– Конечно, мы хотели её приобрести, но фотография уже была продана, – говорит Пётр Вибе. – Однако нам пошли навстречу и прислали фото в электронном виде.

Уникальность фотографии, впервые представленной сегодня аудитории, заключается в том, что она сделана на заре фотографического дела в России (1854–1855), ранее не публиковалась, и на ней мы наконец-то видим «вторую омскую» супругу губернатора, которая прожила с ним 20 лет, вплоть до его кончины, и немало сделала для Омска. Впрочем, это далеко не все открытия, которые предстоит сделать читателям исследовательской брошюры.

Автор: Эльвира КАДЫРОВА

Оригинальная статья

Домашняя газета (Омск)

Забытая жена Гасфорда

Накануне Международного женского дня в Омском государственном историко-краеведческом музее состоялся лекторий, посвященный генерал-губернатору Западной Сибири Густаву Гасфорду и его супруге Надежде Николаевне, прожившей с генералом двадцать лет и немало сделавшей для Омска. Директор музея, доктор исторических наук Петр Вибе развеял мифы о Гасфорде, рассказал о его добрых делах и заслугах перед омичами, а также представил уникальную фотографию Гасфорда и Надежды Николаевны. Это единственный и ранее неизвестный кадр, найденный Петром Вибе на антикварном рынке в ходе исследования личности Гасфорда. «ДГ» впервые публикует снимок.

Тайна генеральского портрета

Памятник Любочке, один из символов Омска, известен далеко за пределами нашего города. Прототипом скульптуры стала Любовь Федоровна Львова, вторая жена генерал-губернатора Западной Сибири Густава Гасфорда. Любовь Федоровна прожила в Омске совсем недолго – всего год. Тем не менее, благодаря скульптуре и проспекту ее имени, осталась в памяти омичей и затмила образ третьей супруги Гасфорда – Надежды Николаевны Львовой (племянницы Любови Федоровны), сделавшей для Омска намного больше.

Со своим мужем Надежда Николаевна прожила около двадцати лет, из них около семи лет – в Омске. С ее приездом оживилась общественная и светская жизнь города. Она была творчески одарена, устраивала балы, занималась благотворительностью, участвовала во многих поездках мужа по городам Западной Сибири. Надежда Николаевна считается родоначальницей системы женского образования в Омске. Она основала сиротский приют, который так и назвали - «Надежда» и который впоследствии преобразовали в первую женскую гимназию.

Организовав лекторий, посвященный Густаву Гасфорду и его супруге, Петр Вибе решил исправить историческую несправедливость и не только открыть омичам заслуги знатной четы, но и выставить на обозрение их общий портрет, возможно, сделанный сразу после свадьбы. Уникальную фотографию Петр Петрович обнаружил в ходе своих изысканий, связанных с личностью генерал-губернатора. Изображение примечательно тем, что ранее нигде не публиковалось (вообще, как выглядела третья супруга Гасфорда, было неизвестно) и было сделано примерно в 1854-1855 годах, то есть на заре фотографического дела в России. Не так давно фотография была продана на аукционе в Москве.

Развеять домыслы и мифы
На лектории Омского регионального Союза краеведов России Петр Вибе ставил своей задачей также реабилитировать генерал-губернатора Гасфорда, о котором сложилось немало мифов и легенд.

Так, краевед И.П. Шихатов растиражировал совершенно необоснованные слухи о незаконных детях Гасфорда. Ссылаясь на церковные книги, Шихатов с полной уверенностью называл детей дворовых девок незаконными отпрысками «игривого» губернатора. В своей книге он использует в адрес Гасфорда такие выражения, как неугомонный шалун, проказник, троеженец. И это притом что Гасфорд дважды женился по причине вдовства. Петр Вибе вместе с архивистом Людмилой Огородниковой проанализировали метрические книги Воскресенского собора и выяснили, что основанием для таких выводов был всего лишь тот факт, что детей прислуги крестили дочь и супруга генерал-губернатора Надежда Николаевна. Что в большей степени свидетельствует о доброте нравов знатного семейства.

А между тем Густав Гасфорд был боевым генералом, участником всех крупных военных кампаний первой половины XIX века, начиная c Отечественной войны 1812 года и заканчивая Венгерским походом 1848-1849 годов. Он был полным кавалером орденов Святой Анны и Святого Владимира, кавалером двух Георгиевских орденов, отмечен Золотым оружием «За храбрость» и многими другими наградами. Учитывая все заслуги перед государством и Сибирским краем, подобные оскорбительные высказывания некоторых краеведов явно неуместны.

Город-сад. Полтора века назад
Десять лет Густав Гасфорд был генерал-губернатором Западной Сибири. За период его руководства значительно расширился Западно-Сибирский край. Территория Западно-Сибирского генерал-губернаторства простиралась от Обдорска и Карского моря до юга Сибири. Именно в годы правления Гасфорда произошло присоединение к Российской империи южных территорий – Заилийского края (современный Казахстан) и основание городов Верный (ныне Алматы) и Бишкек. На этих плодородных территориях, удобных с точки зрения геополитики и защиты границ, строились русские поселения и казачьи станицы.

Густав Гасфорд начал активно озеленять и застраивать каменными зданиями Омск, главный город Западной Сибири. Интересно, что именно с генерал-губернатора началась слава Омска как города-сада. Появилась Любина роща, названная в честь рано умершей от чахотки супруги Гасфорда, правда, впоследствии застроенная торговыми рядами. Из доклада Петра Вибе:

«В 50-х годах строится здание Войскового хозяйственного правления (ныне юридический институт на улице Короленко. – Ред.), здание интендантства, общественного собрания, городской тюремный замок. В 1859 году начато строительство генерал-губернаторского дворца и закладка оборонительных казарм на крепостном валу. Заботясь о сохранении лесов, Гасфорд запретил вырубку и порчу деревьев вокруг города. В самом Омске было устроено множество палисадников, а западный участок вдоль заложенного в Мокринском форштадте проспекта, начинавшегося от Оми, был засажен деревьями. Это были первые регулярные масштабные посадки деревьев в Омске».

Эрудит и благодетель
Как рассказал Петр Вибе, Густава Гасфорда называли ученым генералом – он был высокообразованным военным деятелем, имел пять дипломов о высшем образовании. Современники, признавая разностороннее образование и обширную эрудицию Гасфорда, вместе с тем отмечали некоторые его причуды и даже странности, ставшие впоследствии предметом анекдотов. Так, обладая прекрасной памятью и желая подчеркнуть это, Густав Христианович нередко ставил в затруднительное положение своих подчиненных. Однажды он обратился к киргизским султанам с таким вопросом: «Скажите, пожалуйста, Джус-Мамбет-Тобуклинская волость по-прежнему кочует на урочищах Кучук-арчалы, Карачанды, Игин-Булак и Кызылташ? Не перешла ли она на реки Токрау, Сарысу и Моинту, где, кажется, стояли прежде Алтын-Сарымовская и Кара-Киреевская волости?».

Но больше запомнился генерал-губернатор многими добрыми делами. Например, он поучаствовал в судьбе Достоевского. Дело в том, что Федор Михайлович во время визита Гасфорда в 1855 году в Семипалатинск передал ему стихотворение, написанное на смерть Николая I. В своем рапорте губернатор указал на «теплоту патриотических чувств» стиха и  попросил «всемилостивейшее соизволение на производство его в унтер-офицеры, дабы сим поощрить его доброе поведение, усердную службу и непритворное раскаяние в глубоком заблуждении молодости». Император Александр II дал добро. Позднее Гасфорд ходатайствовал о назначении писателя прапорщиком и его отставке в 1858 году.

В 1852 году в знак благодарности за добрые дела местное население города Обдорска (Салехарда) установило Гасфорду прижизненный памятник. Это было первое каменное сооружение города, которое, к сожалению, не сохранилось. Последний снимок был сделан в 1938 году ученым и краеведом А.Ф. Палашенковым.

МНЕНИЕ

- Густав Гасфорд заслуживает очень высокой оценки. Это единственный генерал-губернатор, которому при жизни поставили памятник. А некоторое краеведы представляют его исключительно странным и чудаковатым, позволяют себе высказывания в грубой форме. Я выступаю за то, чтобы история излагалась правдиво, без всяких домыслов и искажений. Мы должны уважительно относиться к заслуженным личностям в истории нашего города.

КСТАТИ

В честь генерал-губернатора в городе Омске была названа улица Гасфордовская, переименованная в советское время в ул. Карла Либкнехта.

Портрет Густава Гасфорда и Надежды Николаевны - уникальная находка Петра Вибе

Оригинальная статья


 

2016

Дискуссионный круглый стол посвященный истории основания Первой Омской крепости и обсуждению проекта памятника основателям города

БезФормата.Ru - Новости Омска и Омской области

Петр ВИБЕ: «Лошадь на памятнике основателям Омска не обязательна»

Дата публикации: 18 марта 2016

Директор Омского историко-краеведческого музея Петр ВИБЕ раскритиковал эскиз памятника основателям города, предложенный департаментом культуры мэрии

Петр ВИБЕ: «Лошадь на памятнике основателям Омска не обязательна» - Коммерческие вести

Накануне в Омском историко-краеведческом музее состоялся круглый стол, директор музея высказал собственное мнение о том, кто достоин занять место на пьедестале памятника основателям города. Как ранее сообщал KVnews департамент культуры представил эскиз памятника основателям, на постамент которого предложил водрузить Петра I на коне и четыре фигуры рядом с ним — Ивана БУХГОЛЬЦА, Матвея ГАГАРИНА, Ивана ШПРИНГЕРА и безымянного казака.

По мнению Петра ВИБЕ, для памятника достаточно Петра I и БУХГОЛЬЦА.

— Я не знаю, насколько удобно будет Гагарину стоять на постаменте, когда над ним — Петр I, который его казнил, а внизу его оппонент — Бухгольц. Что касается Шпрингера, то он внес заметный вклад в строительство второй Омской крепости, но он немного из другой эпохи — Екатерининской. Перемешивать их в одном памятнике я считаю не совсем верным. Мне представляется логичным, если памятник основателям Омска будет установлен на площади Бухгольца — там, где стоит "шар". И если там будет две фигуры — Петра I и Бухгольца, то особых возражений у омичей не будет. И даже лошадь на памятнике совсем не обязательна, рассудил Петр ВИБЕ.

Петр ВИБЕ: «Лошадь на памятнике основателям Омска не обязательна» - Коммерческие вести

По его словам, если на памятнике будет только две фигуры (на фото ниже), его стоимость станет существенно меньше. Напомним, что департамент культуры оценивает расходы на памятник в 45 млн рублей.

Директор департамента культуры Владимир ШАЛАК, также присутствовавшия на мероприятии, в обсуждении участия не принимал, но высказал Kvnews свое мнение об идее памятника:

— Нас критикуют, но мы говорим не о памятнике основателям крепости, а памятнике основателям города. Крепость была основана в 1716 году, а статус города Екатериной II был дарован поселению в 1782 году — через 66 лет. И Иван Иванович Шпрингер строил вторую Омскую крепость. Мы и хотели поставить такой памятник, и обсуждали его с научным сообществом, — пояснил Владимир ШАЛАК.

По его словам, если средства на памятник в течении марта не будут собраны, от его установки придется отказаться. Пока 300 тысяч рублей на установку памятника внес только депутат Госдумы Олег СМОЛИН. Ему дали гарантию, что при отказе от сооружения монумента деньги вернут.

Оригинальная статья

Современный портал Омска - om1.ru

Памятник основателям Омска и исторические мифы

Дата публикации: 27 марта 2016

До празднования 300-летия города осталось 100 дней с хвостиком, а в Омске затеяли горячий спор о том, кому же должен быть посвящен памятник его основателям. Но эти споры и критика уже так надоели главе городского департамента культуры Владимиру Шалаку, что он в сердцах мне ответил: не будет никакого памятника (да и скинулся на него пока только один Олег Смолин). Но обсуждения лишними не будут. Такой круглый стол недавно состоялся в Краеведческом музее, и о нем написал "Деловой Омск". Там вовсю развенчивали исторические мифы, крепко укоренившиеся в текстах журналистов и умах общественников.

Памятник основателям Омска и исторические мифы

К примеру, Петр Первый не издавал указа о сносе Омской крепости вскоре после ее основания. А сибирский губернатор Матвей Гагарин отправил плохо подготовленную экспедицию Бухгольца за песочным золотом в Яркенд на верную смерть: это территория нынешнего Синцзян-Уйгурского автономного округа в Китае, которую тогда населяли джунгары. И чтобы ее достичь, требовалось преодолеть огромное расстояние через степи и горы.

Председатель Омского регионального отделения Союза краеведов России Петр Вибе пояснил, откуда взялась история о "сносе" крепости.

Историка и краеведа Георгия Катанаева при подготовке книги к 200-летию Омска в 1916 году сбила с толку фраза в императорском указе 1721 года, что на Иртыше необходимо срыть все новые крепости, кроме Ямышевской и Ямской. Однако при переписывании документов закралась ошибка: в оригинале крепость называется Амской, и речь, скорее всего, идет именно об Омской крепости, которую планировалось сохранить и укрепить на новом месте уже в 1722 году.

Вот запись из архивного фонда:

Памятник основателям Омска и исторические мифы

А вот рукописная копия. Документы писались скорописью, так что такие "трактовки" были возможны:

Памятник основателям Омска и исторические мифы

"Пентагон" Омской крепости на правом берегу Оми. Почему не стали реализовать этот более логичный проект?

Памятник основателям Омска и исторические мифы

Еще Петра Вибе очень расстраивает, что омичи мало что знают об истории основания Омска. Музей провел свой опрос, получив такие неутешительные результаты. На вопрос, где была основана первая Омская крепость омичи ответили:

12,5% - на левом берегу Оми, в районе современной площади Ленина
70% - на правом берегу Оми, в районе улиц Партизанской, Таубе, Достоевского
6,26% - на левом берегу Иртыша
11,25% - затруднились ответить.

Памятник основателям Омска и исторические мифы

На вопрос, зачем Петр Первый отправил подполковника Бухгольца в Сибирь, ответы были такие:

60% - основать Омскую крепость
13,75% - воевать с джунгарами
12,5% - затруднились ответить

К слову, верный ответ - первый, и Омск был основан, как бы это сказать, "по стечению несчастливых обстоятельств".

Но вообще, научные открытия по историческим фактам, касаемым того периода и самой начальной омской истории, делают в основном ученые из Барнаула, книги об истории основания Омска издают в Тобольске, а наши деятели остаются в стороне. Почему так?

Что касается монумента,мнений на этот счет на круглом столе было высказано много. Защитником князя Гагарина выступил член Российского географического общества Степан Викулов

Памятник основателям Омска и исторические мифы

Несколько мнений было опубликованона "Новом Омске". Кроме того, в паблике мы запустили свое голосование о том, кто все же достоин места на многофигурной композиции, которую предлагает установить мэрия. И больше всех голосов набрал Бухгольц. На втором месте - безымянные казак и солдат. Но есть загвоздка - как точно выглядел Бухгольц, никто не знает, хотя в музее есть его восковая фигура.

Памятник основателям Омска и исторические мифы

Петр Вибе же предлагает двухфигурную композицию - Бухгольца вместе с Петром Первым, а на изготовлении лошади, на которую хотели водрузить Петра, сэкономить

Памятник основателям Омска и исторические мифы

Оригинальная статья

Информационное агентство «Новый Омск» - что ни день, то новости

Кто достоин памятника — Петр или безымянный казак: голосуйте на «Новом Омске»

Дата публикации: 16 марта 2016

За 140 дней до 300-летия города в Омске решили обсудить, каким должен быть памятник его основателям. При этом эскиз монумента стоимостью 45 млн рублей уже сделан и на него предлагают скинуться всем омичам.

Кто достоин памятника — Петр или безымянный казак: голосуйте на «Новом Омске»

Сегодня, 17 марта, в Омском государственном историко-краеведческом музее состоится дискуссионный круглый стол по докладу доктора исторических наук, председателя Омского регионального отделения Союза краеведов России Петра Вибе «Собирался ли Петр I уничтожить Омскую крепость, и кто достоин места на пьедестале памятника основателям города».

«Новый Омск» начал собирать различные позиции по поводу проекта памятника, который будет значим для всех жителей города. Кроме того, в группе редакции в социальной сети «Вконтакте» открывается голосование, и мы предлагаем всем неравнодушным горожанам высказать свое мнение.

Напомним, что сейчас в Омске пока еще обсуждается проект памятника, который должен стать его символом. Для его реализации мэрия учредила новый Фонд развития Омска и предложила собрать на создание памятника деньги самим омичам. По предварительным данным, монумент обойдется в 45 млн рублей. Уже есть и эскиз, сделанный народным художником РФ, москвичом Салаватом Щербаковым.

По его задумке, памятник основателям Омска должен представлять собой многофигурную композицию с возвышающейся над всеми конной статуей Петра I, стоящей на гранитном постаменте. Внизу расположены скульптуры участников основания города Омска: Ивана Бухгольца (основатель Омской крепости), князя Матвея Гагарина, строителя второй Омской крепости Ивана Шпрингера и безымянная фигура казака.

Однако такое расположение фигур уже вызвало массу споров у омских историков и краеведов. Ведь губернатора Сибири Матвея Гагарина Петр I казнил по подозрению в казнокрадстве. Кроме того, Петр не писал указа об основании Омска, более того, известен его приказ о ликвидации Омской крепости. А Иван Шпрингер жил на полвека позже и никогда не был «человеком Петра»...

Кто достоин памятника — Петр или безымянный казак: голосуйте на «Новом Омске»

Омский краевед, реставратор, и.о. председателя Омского отделения Всероссийского общества охраны памятников Игорь Коновалов:

— Этот вопрос возник потому, что до сих пор поленились изучить историю. Нужно поднимать первоисточники, ехать в центральный архив, иметь соответствующую квалификацию. Нужно в конце концов в этом разобраться. Раньше у власти были партийные историки, и они писали то, что надо. Да и 18-ый век их мало интересовал. Когда люди спорят? Когда чего-то не знают. Если все известно, то тогда спорить не о чем. Надо просто выяснить и прекратить споры, потому что заблуждений может быть множество, но истина всегда одна.

Историк, заместитель директора, заведующий Центром краеведческой информации Омской государственной областной научной библиотеки им. А.С. Пушкина Алексей Сорокин:

— Дело в том, что к основанию Омска приложил усилия не один человек, и спор уже идет о роли каждого и весе этих усилий. Бухгольц, Матигоров, Вельяминов-Зернов, Гагарин — все они какую-то лепту внесли. Матигоров — полковник, который по повелению Гагарина привел 1500 человек на помощь Бухгольцу для строительства крепости. Майор Вельяминов-Зернов — помощник Бухгольца, после его отбытия в декабре 1716 года оставшийся за старшего. И в 1722 году он продолжал оставаться здесь комендантом, то есть, в отличие от Бухгольца, он задержался в крепости надолго. Вопрос о какой-то ранжировке — это уже вопрос субъективный. Ситуация еще осложняется тем, что губернатор Сибири, князь Гагарин потом попал под следствие и по указу императора был казнен. Поэтому ставить его на один пьедестал с Петром Первым не очень логично. Хотя при любом ином случае я бы сказал, что должно быть две фигуры: Гагарин и Бухгольц. Первый направил экспедицию, снарядил ее, второй — основал город. А Петр Первый сзади маячит какой-то зловещей тенью.

Сейчас есть две тенденции по поводу памятников. Одна из них — это многофигурные композиции наподобие Памятника труженикам тыла. Вторая тенденция — это городская скульптура, соразмерная человеку, к которой можно подойти, и это не будет монументальным объектом какого-то поклонения.

Хотя вопрос о памятнике Петру I в Омске был поставлен впервые в 1916 году, но также безуспешно. Сегодня это логическое продолжение прежней идеи столетней давности. Кроме того, мы не знаем, как выглядел Бухгольц и его соратники. Поэтому, на мой взгляд, многофигурная композиция должна быть абстрактной, чтобы нельзя было сказать, что это — Шпрингер, а вот это — Бухгольц. Их портретов нет. А Петр Первый — фигура бесспорная, потому что в его эпоху Омск был основан, хотя здесь он никогда и не был.

В Новосибирске, к примеру, стоит памятник Александру III, но он не основывал этот город. Однако железная дорога, которая привела к основанию Новосибирска, построена по повелению этого государя. Поэтому Петр Первый — фигура, которая может всех объединить. Пусть в Омске будет хотя бы один памятник императору, который фактически и создал это государство, в котором мы сейчас живем.

Кто достоин памятника — Петр или безымянный казак: голосуйте на «Новом Омске»

Оригинальная статья

Газета «Деловой Омск» - актуальная информация о бизнесе и для бизнеса в Омске и России

Читатели «Нового Омска» проголосовали за памятник Бухгольцу

Дата публикации: 26 марта 2016

Кто достоин места на монументе основателям Омска — Петр I, казненный сибирский губернатор или безымянный казак —  итоги круглого стола в Краеведческом музее и нашего голосования.

Читатели «Нового Омска» проголосовали за памятник Бухгольцу

Омские историки и краеведы 17 марта устроили бурную дискуссию по поводу будущего памятника основателям Омска. Напомним, что его эскиз уже выбран по конкурсу и для воплощения монумента в реальность мэрия предлагает «всем миром» собрать 45 млн рублей. Для этого администрация города учредила новый Фонд развития Омска.

 

По задумке автора, народного художника РФ, москвича Салавата Щербакова, памятник основателям Омска должен представлять собой многофигурную композицию с возвышающейся над всеми конной статуей Петра I, стоящей на гранитном постаменте. Внизу расположены скульптуры участников основания города Омска: Ивана Бухгольца (основатель Омской крепости), первого сибирского губернатора, князя Матвея Гагарина, строителя второй Омской крепости Ивана Шпрингера и безымянная фигура казака.

Петр I не собирался сносить Омскую крепость

Однако за 140 дней до 300-летия города на круглом столе решили обсудить то, кто же все-таки достоин места на пьедестале памятника основателям Омска. Из ближайших «петровских» городов, основанных в его эпоху, памятники императору уже стоят в Бийске и Екатеринбурге. И доктор исторических наук, председатель Омского регионального отделения Союза краеведов России Петр Вибе попытался развенчать миф о том, что Петр I собирался уничтожить Омскую крепость вскоре после ее основания.

Петр I не собирался сносить Омскую крепость

По его словам, историка и краеведа Георгия Катанаева при подготовке книги к 200-летию Омска в 1916 году сбила с толку фраза в императорском указе 1721 года, что на Иртыше необходимо срыть все новые крепости, кроме Ямышевской и Ямской. Однако при переписывании документов закралась ошибка: в оригинале крепость называется Амской, и речь, скорее всего, идет именно об Омской крепости, которую планировалось сохранить и укрепить на новом месте уже в 1722 году.

Реабилитируют ли первого губернатора Сибири?

Дискуссионна и фигура князя Матвея Гагарина, казненного Петром после доноса о казнокрадстве. До сих пор мнение о нем было негативным, и лишь не так давно в Тобольске установили в память о Гагарине первую памятную доску, а памятника первому сибирскому губернатору по-прежнему нет ни в одном городе. Кроме того, по словам Петра Вибе, Гагарин занимался разграблением и добычей золота из древних сибирских курганов (какая-то часть находок при этом отправлялась Петру). Есть и другие доказательства о его злоупотреблениях, были даже версии о замыслах Гагарина о заговоре и сепаратизме (отделении Сибири от Российской империи). А плохо подготовленная экспедиция Бухгольца, посланная Гагариным за песочным золотом на огромное расстояние в неизведанные джунгарские земли на территории нынешнего Китая, заранее была обречена на смерть. И Омск при этом был основан разбитым отрядом Бухгольца, что называется, по несчастью — по пути назад. Да и насколько «комфортно» будет стоять Гагарину рядом с Петром, отправившим его на виселицу?

Реабилитируют ли первого губернатора Сибири?

Однако и у опального князя нашлись свои защитники. Член Российского географического общества Степан Викулов рассказал, что Гагарин, напротив, в 6 раз увеличил приход налогов в казну и сделал немало других полезных дел для Тобольска и Сибири, а также сыграл большую роль в основании Омска.

Памятника может и не быть

Спор на круглом столе вызвала даже фигура «безымянного казака»: в экспедиции участвовали в основном драгуны и солдаты, а не представители казачьего сословия. А Шпрингер — человек не петровской, а екатерининской эпохи, и он занимался строительством второй Омской крепости на левом берегу Оми. По словам Вибе, не обязательна в композиции и лошадь: без нее скульптура обойдется дешевле, и монумент может ограничиться двумя фигурами: Петром I и Бухгольцем.

Директор департамента культуры омской мэрии Владимир Шалак пояснил «ДО», что деньги на памятник должны быть собраны в течение марта, иначе от него придется отказаться. Пока же 300 тысяч рублей на его установку внес только депутат Госдумы Олег Смолин. Если средства вовремя собрать не успеют, затем вопрос об установке монумента ставить не будут: «Дорога ложка к обеду».

Оригинальная статья


 

2015

Круглый стол Омского регионального отделения Союза краеведов России: «Имя А. В. Колчака в историко-культурном пространстве Омска»

Коммерческие вести — информационный портал

КОЛЧАКУ предложили стать музейным экспонатом

Дата публикации: 04 марта 2015

Омские историки за «примирительный» вариант – памятник Верховному правителю России установить на территории Центра изучения истории Гражданской войны

26 февраля в Омском государственном историко-краеведческом музее состоялся организованный Омским региональным отделением Союза краеведов России круглый стол, посвященный 95-летию со дня гибели русского военного и политического деятеля, адмирала Александра КОЛЧАКА. Омские историки, краеведы и архивисты обсудили проблему памяти и «антипамяти» о КОЛЧАКЕ, вспомнили основные направления его научной деятельности, его место и роль в истории и культурно-историческом пространстве Омска, а также обсудили различные варианты установки памятника КОЛЧАКУ работы скульптора Михаила НОГИНА, активным сторонником которого был и остается экс-губернатор Леонид ПОЛЕЖАЕВ.

Одна музейная единица

– Так сложилось исторически, что фигура КОЛЧАКА стала частью нашего города, и забыть КОЛЧАКА мы не можем, как не можем забыть всю эпоху Гражданской войны, – открыл круглый стол директор Омского государственного историко-краеведческого музея, председатель регионального отделения Союза краеведов России Петр ВИБЕ. – И когда в Омск приезжают иностранные гости, а я очень часто с ними встречаюсь, то ассоциации со словом «Омск» почти у всех вызывают две фамилии – ДОСТОЕВСКИЙ и КОЛЧАК.

Петр ВИБЕ первым затронул и тему памятника КОЛЧАКУ, почти готового в 2012 году, но так до сих пор и не установленного. Мол, было множество дискуссий между сторонниками и противниками памятника, и Общественная палата Омской области этим вопросом занималась, и памятник готов, и деньги за него заплачены очень приличные, и скульптор с мировым именем поработал, но власть так и не может принять решение. Областное правительство переложило бремя ответственности на муниципалитет, чтобы мэрия утвердила место установки памятника, а мэрия, видимо, не захотела портить себе имидж установкой скандального монумента.

– Мы же все понимаем, что если бы памятник КОЛЧАКУ был установлен, то вряд ли были бы демонстрации и митинги со словами благодарности в сторону регионального правительства. Зато противники памятника наверняка бы устраивали акции, – подчеркнул Петр ВИБЕ. – Очень надеюсь, что к этому вопросу власть все же вернется хотя бы в связи с грядущими празднованиями 300-летия со дня основания города Омска. Пусть или публично заявят, что памятника КОЛЧАКУ уже не будет, или расскажут, какие необходимо выполнить условия, чтобы памятник все же был установлен. Лично я отношусь к памятникам, как к произведениям искусства и элементам историко-культурной среды. А памятник работы скульптора НОГИНА таковым, на мой взгляд, является. Напомню, НОГИН изобразил КОЛЧАКА не как Верховного правителя России, а как полярного исследователя.

Тему «пропавшего» памятника продолжила главный научный сотрудник Омского областного музея изобразительных искусств им. М.А. Врубеля Ирина ДЕВЯТЬЯРОВА. По ее мнению, работу скульптора НОГИНА нужно установить на территории дома-музея КОЛЧАКА и обязательно придать памятнику статус музейной единицы. А сотрудники дома-музея, мол, позаботятся о нем.

– Будет лучше, если эта замечательная романтическая скульптура, которая мне очень нравится, постоит за музейной оградой, – считает Ирина ДЕВЯТЬЯРОВА. – Посетители посмотрят вначале экспозицию, а на выходе остановятся у скульптуры работы НОГИНА. И работники дома-музея будут этот памятник беречь, любить и не дадут обливать его краской, чего не избежать, если мы поставим памятник КОЛЧАКУ в открытом городском пространстве. А еще хорошо бы набережную, где хотели поставить скульптуру, назвать в честь КОЛЧАКА. Только лично мне больше нравится не набережная имени КОЛЧАКА, а более нейтральный вариант – Адмиральская набережная.

Почти как ЛЕНИН

Петр ВИБЕ поддержал идею введения памятника Верховному правителю России в музейное пространство; такой подход, по его мнению, снизит накал страстей. И напомнил недавнюю историю, как музейный статус позволил дать вторую жизнь ничем не примечательному типовому памятнику вождю мирового пролетариата, который до 2007 года года стоял у здания Законодательного собрания Омской области.

– Памятник был демонтирован под предлогом реставрации и долго лежал под забором реставрационных мастерских, пока общественность не стала возмущаться. Тогда фрагменты памятника привезли к нам в музей, – рассказал Ветр ВИБЕ. – Мы объявили конкурс на проведение реставрационных работ, но оказалось, что не каждый скульптор хочет и может взяться за такую работу. Во-первых, не всем это интересно, во-вторых, нужно иметь множество лицензий. В итоге мы три раза объявляли конкурс и три раза этот конкурс не состоялся. Тогда мы подумали и превратили памятник в музейный экспонат. После этого мы имели полное право доверить памятник ЛЕНИНУ уже музейным реставраторам. А теперь, как все могут убедиться, он стоит у нас. И выглядит намного лучше, чем на Соборной площади. 

Главный архивист Центра изучения истории Гражданской войны Дмитрий ПЕТИН, по мнению которого события периода 1918-1920 годов для подавляющего большинства омичей являются набором мифов и исторических легенд, тоже поддерживает идею рассматривать памятник КОЛЧАКУ не как предмет поклонения, а как часть историко-культурного пространства.

– В обществе сегодня нет целостного оценочного восприятия революции 1917 года и событий Гражданской войны, – рассказал Дмитрий ПЕТИН. – А если оценка складывается, то она, как правило, тяготеет к одной из противоборствующих сторон. К сожалению, современная массовая культура в угоду зрелищности искажает реальную историческую картину. О фильме «Адмирал» говорить не буду, это не просто плохой фильм, он антиисторичен, тем не менее никто не станет отрицать, что этот фильм вызвал огромный интерес у людей.

Поддерживает идею установки памятника КОЛЧАКУ за забором дома-музея и заместитель директора по науке Омской областной научной библиотеки им. А.С. Пушкина Алексей СОРОКИН.

– Памятник – это от слова «память». И памятник должен стоять там, где память о КОЛЧАКЕ сохраняется потому, что он там действительно был. Установка памятника во дворе особняка купца БАТЮШКИНА – это будет, на мой взгляд, логичное развитие мемориальной доски. Хотя мне и не очень нравится пафосный проект НОГИНА, который по своим размерам сопоставим со зданием гимназии № 64.

А краевед Александр ЛОСУНОВ напомнил, что за 300-летием Омска последует вскоре 100-летие начала Гражданской войны. И памятник КОЛЧАКУ может стать хорошим поводом для примирения сторон, участвовавших в братоубийственной войне.

Бесконечная история

Напомним, распоряжение областного правительства «Об увековечении памяти А. В. КОЛЧАКА» было принято еще 22 декабря 2006 года, но вызвало тогда негативную реакцию определенной части омичей, поэтому с объявлением конкурса областное министерство культуры не слишком торопилось. Конкурс был объявлен только 6 марта 2008 года. Перед участниками ставилась задача отразить КОЛЧАКА в образе выдающегося государственного деятеля, флотоводца и ученого, а также предложить выразительное архитектурно-пространственное решение памятника с учетом «сложившейся градостроительной ситуации на месте предполагаемой его установки».

Кроме победителя – москвича Михаила НОГИНА – свои варианты памятников адмиралу предлагали известный омский скульптор Анатолий ЦЫМБАЛ и творческий тандем Евгения ГРУЗДОВА и Андрея БОРОДАВКИНА. По замыслу Михаила НОГИНА бронзовый адмирал высотой шесть метров должен был стоять на постаменте, стилизованном под капитанский мостик миноносца. Композицию изначально предполагалось установить на Иртышской набережной, а площадку перед памятником оформить полированным серым гранитом, который, по мнению автора, символизировал бы серо-стальные воды Балтийского моря, где наиболее успешно действовал русский флот во время Первой мировой войны.

В 2011 году глава региона Леонид ПОЛЕЖАЕВ под давлением, видимо, общественного мнения единолично принял решение об изменении места установки памятника КОЛЧАКУ. Скульптурную композицию НОГИНА он решил переместить во двор особняка купца БАТЮШКИНА (Иртышская набережная, 9), где во время Гражданской войны была резиденция Верховного правителя России. Дополнительным поводом было желание Леонида ПОЛЕЖАЕВА после завершения капитального ремонта открыть в историческом здании дом-музей КОЛЧАКА и Центр по изучению истории Гражданской войны.

Зимой 2012 года компания «Омскгражданстрой» даже заливала бетон под постамент для скульптурной композиции, но скульптор НОГИН неожиданно захворал и не смог приступить к сборке уже отлитого в бронзе памятника адмиралу. В мае 2012 года губернатором Омской области был назначен Виктор НАЗАРОВ, который решил для начала посоветоваться с омичами, увековечивать ли память Верховному правителю России и каким образом это делать. Два опроса общественного мнения показали, что мнения омичей разделились примерно поровну, но областная власть все же решила не рисковать, спустив вопрос на тормозах. Формально никаких препятствий для установки памятника нет. По официальной версии, в бюджете просто не нашлось денег на постамент, хотя еще в октябре 2012 года Леонид ПОЛЕЖАЕВ обращался к действующему губернатору Омской области Виктору НАЗАРОВУ с официальным предложением возместить бюджету затраты на установку памятника КОЛЧАКУ из средств возглавляемого им регионального благотворительного фонда «Духовное наследие».

Оригинальная статья